Бетховен. Симфония №5
Бетховен. Симфония №5

Людвиг  ван  Бетховен

СИМФОНИЯ № 5 до минор, соч. 67

1. Allegro con brio

2. Andante con moto

3. Scherzo. Allegro

4. Finale. Allegro БЕРЛИНСКИЙ ФИЛАРМОНИЧЕСКИЙ ОРКЕСТР

Дирижер Вильгельм Фуртвенглер

Архивная запись

В огромном музыкальном наследии Бетховена особое положение занимают третья, пятая и девятая симфонии. В этих произведениях впервые в истории музыки с поразительной силой выражена  тема героического действия. Мощь человеческого духа горделиво противопоставлена року, фатуму. Герой бетховенского симфонизма активен, он смело и отважно принимает вызов судьбы.

Первая часть симфонии начинается коротким энергичным мотивом. В этом мотиве   слышится   одновременно и призывный сигнал,   и   суровый   неумолимый приговор. «Так судьба стучится в двери!». Эти сухие и жесткие удары будут слышны на протяжении всей симфонии, особенно в первой и третьей ее частях. Возгласам валторн отвечает мелодия струнных, проникнутая надеждой и страстной мечтой. Но вот вновь оглушительно гремят «удары судьбы». Они сковывают порыв к счастью. Вызов фатума принят. Начинается захватывающая по своему драматизму борьба, В ней слабеют силы героя. Бесконечной душевной болью звучит жалоба солирующего гобоя.

Во второй части действие уступает лирическому чувству. Это — передышка перед новой битвой, монолог страдающей, рвущейся к счастью души.

В третьей, части на смену повествованию приходит стремительное действие. С первых же тактов нас охватывает чувство тревожного ожидания. Чувство скорби и страха слышится в жалобных вздохах оркестра. Злые силы торжествуют победу в среднем эпизоде этой части (так называемое трио). Но вот наступает тишина. Слышны лишь удары литавр, мерно отстукивающих биение пульса измученного сердца. Гигантским усилием воли композитор вырывается из глубин отчаяния к свету радости.

Четвертая часть — ликующий апофеоз. Так звучали массовые гимны французской революции на просторных площадях под открытым небом. Даже мотивы предыдущей части, как воспоминание об уже прой денном этапе борьбы, не в силах омрачить безграничной радости народного празднества.

• • •

Дирижер Вильгельм Фуртвенглер многие годы занимал одно из ведущих мест в музыкальной жизни Германии. Это великий художник. Его жизненной целью было возвещать миру красоту, величие, возвышенность и силу классического искусства. Своей творческой интерпретацией, особенно произведений Бетховена, Брамса, Вагнера, он оказал неоценимые услуги   утверждению нию мирового значения немецкой музыки и пропаганде ее благородного гуманизма.

Фуртвенглер родился 25 января 1886 года в Берлине в семье известного археолога. Он учился в Мюнхене у Моттля, Шиллингса и Рейнбергера и после недолгой работы в оперных театрах Цюриха, Страсбурга и Любека, уже в 1915 году, занял ответственный пост музыкального руководителя оперного театра в Мангейме. Через пять лет ему доверили симфонические концерты оркестра Берлинской оперы, которым до него дирижировал Рихард Штраус. В 1922 году Фуртвенглер возглавил оркестры Берлинской филармонии и лейпцигского Гевандхауза, став, таким образом, наследником Артура Никиша (в 1928 году Фуртвенглера в Гевандхаузе сменил Бруно Вальтер). С тех пор и до своей кончины 30 ноября 1954 года он в долгом интенсивном сотрудничестве (нарушавшемся на краткие сроки лишь по политическим причинам) с Берлинским филармоническим оркестром служил мировой музыкальной культуре. Концерты этого коллектива под управлением Фуртвенглера всегда были событиями в жизни искусства.

Фуртвенглер обладал необычайно сильной музыкальной индивидуальностью. Его своеобразнейшая дирижерская техника всегда была нацелена на выявление основной линии произведения; всегда служила ему лишь средством для полнокровной, я бы даже ска­зал, — экстатической передачи. Он умел сплавлять воедино глубокое уважение к партитуре и ее создателю с творческой мощью гуманистического раскрытия содержания. Его искусство целиком коренилось в немецкой музыке. И его собственные сочинения — две симфонии, концерт для фортепиано, камерные пьесы — развивали национальную классическую традицию. Однако и великие мастера других народов — Чайковский и Рахманинов, Сметана и Дворжак, Берлиоз и Дебюсси, так же, как и хорошая, здоровая современная музыка, имели в его лице вдохновенного глашатая. Так, он решительно встал на сторону Сергея Прокофьева (чей Пятый концерт для фортепиано с оркестром он исполнил первым в 1932 году, солировал автор), Пауля Хиндемита, Белы Бартока...

Фуртвенглер не раз, устно и в печати, высказывался о музыке, о музыкальной жизни своей эпохи. Хотя он и не мог понять коренных причин глубокого кризиса, переживаемого современным буржуазным ис кусством, все же многие его критические замечания, в равной мере интересные для исполнителей, музыковедов, любителей музыки, отличаются большой меткостью, остротой наблюдений. В основе всех его рассуждений, иногда — что вполне понятно — идеалистических, неизменно лежит демократическая тенденция. Он гневно обличает «авангардистов», которые с презрением относятся к публике. Он противопоставляет им великих классиков, всегда обращавшихся к своим современникам, искавших контакта с ними. Его статьи, речи и многие письма — это ценнейшие документы, показывающие не только мастера исполнительского искусства, но и честного художника, ввергнутого в трагические моральные конфликты в обстановке упадка искусства, уничтожения вековых культурных ценностей, в мире варварства  и расовой  ненависти.

Связи с немецкой традицией и с Берлинским филармоническим оркестром не позволили Фуртвенглеру, даже в пору величайших бедствий, принять выгодные предложения из-за границы... Очень многие немецкие музыканты —назовем здесь хотя бы только таких дирижеров, как Отто Клемперер, Эрих Клайбер,  Фриц Буш, Лео Блех, Курт Зандерлинг, — эмигрировали. Фуртвенглер не сумел сделать этот решающий шаг... Ему казалось, что своей интерпретацией классических, гуманистических произведений искусства он противодействует фашистской враждебности к культуре. Как бы то ни было, он не дал использовать себя как вывеску нацистской Германии, особенно во время войны, в оккупированных странах.

После разгрома гитлеризма Фуртвенглер жил в Швейцарии, в Австрии. Но в 1947 году он откликнулся на призыв видных берлинских деятелей культуры и вернулся на родину...

Тяжелые переживания серьезно подорвали его здоровье. В послевоенные годы он часто бывал вынужден отменять  объявленные  концерты.

В некрологе, который Министерство культуры Германской Демократической Республики посвятило Фуртвенглеру, говорится:

«Заслуга Вильгельма Фуртвенглера заключается прежде всего в том, что он с творческой силой раскрывал и распространял великие гуманистические ценности музыки, с большой серьезностью защищая их в своих статьях. В лице Вильгельма Фуртвенглера Германия была едина. В нем была вся Германия. В нем воплотилась неделимость нашего национального существования».

Э б е р г а р д  Р е б л и н г

(из сборника «Исполнительское искусство зарубежных стран», выпуск второй, изд-во «Музыка», М., 1966 г.)


Warning: Creating default object from empty value in /home/mmodsmp/domains/obraz.ruweb.net/public_html/administrator/components/com_scatalog/helpers/product_image.php on line 197

Warning: Creating default object from empty value in /home/mmodsmp/domains/obraz.ruweb.net/public_html/administrator/components/com_scatalog/helpers/product_image.php on line 197

Warning: Creating default object from empty value in /home/mmodsmp/domains/obraz.ruweb.net/public_html/administrator/components/com_scatalog/helpers/product_image.php on line 197

Warning: Creating default object from empty value in /home/mmodsmp/domains/obraz.ruweb.net/public_html/administrator/components/com_scatalog/helpers/product_image.php on line 197

designed by joomlafabric.com